Главная Контакты В избранное
  • ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА ПРИЧАСТИЕ КАК СРЕДСТВО ПОСТРОЕНИЯ ОСЛОЖНЕННОПОДЧИНЕННЫХ ПРЕДЛОЖЕНИЙ В АНГЛИЙСКОМ И РУССКОМ ЯЗЫКАХ

    АвторАвтор: student  Опубликовано: 3-04-2014, 19:36  Комментариев: (0)

     

     

     

     

    СКАЧАТЬ:  diploma.zip [75,79 Kb] (cкачиваний: 165)  

     

    ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА

     

    ПРИЧАСТИЕ КАК СРЕДСТВО ПОСТРОЕНИЯ ОСЛОЖНЕННОПОДЧИНЕННЫХ ПРЕДЛОЖЕНИЙ В АНГЛИЙСКОМ И РУССКОМ ЯЗЫКАХ

     

    Оглавление

    ВВЕДЕНИЕ…………………………………………………………………………4

    Глава 1. Неличные формы глагола, их типы…………………………7

    1.1.Инфинитив……………………………………………………………………...8

    1.2.Герундий………………………………………………………………………..9

    1.3.Причастие………………………………………………………………………11

    1.3.1.ПричастиеI как неличная форма глагола………………………………….11

    1.3.2.ПричастиеII как неличная форма глагола…………………………………14

    1.3.3. Синтаксические функции причастия I и причастия II……………………15

    1.3.4. Причастные конструкции…………………………………………………..18

    1.4 Причастия и деепричастия в русском языке………………………………...19

    1.5. Понятие сложного и осложненного предложений в английском языке…..21

    1.6.Понятие простого, сложного и осложненного предложений в русском языке……………………………………………………………………………………26

    1.6.1.Понятие осложненного предложения в русском языке…………………...27

    1.6.2.Конструкции, осложняющие предложения………………………………..30

    1.6.3. Осложнение предложения причастием и деепричастием………………..34

    Глава 2. Причастия как средства построения осложненноподчиненного предложения в английском языке……………37

    2.1. ОПП с общим подлежащим…………………………………………………38

    2.2.ОПП с общим дополнением…………………………………………………..40

    2.3. ОПП с атрибутивным осложнением ………………………………….. …...41

    2.4. ОПП с адвербиальным осложнением……………………………………….43

    2.5. ОПП с номинативно – фразовым осложнением…………………………....45

    2.6. Способы перевода английских ОПП с причастиями на русский язык…...46

    2.6.1. Случаи изоморфного перевода…………………………………………....46

    2.6.2. Случаи неизоморфного перевода…………………………………………50

    ЗАКЛЮЧЕНИЕ……………………………………………………………………55

    БИБЛИОГРАФИЯ………………………………………………………………..58

     

     

     

     

     

     

    ВВЕДЕНИЕ

    Данная дипломная работа посвящена причастиям как средствам построения осложненноподчиненных предложений в английском и русском языках.

    В данной работе мы попытаемся определить роль, которую играют причастие I и причастие II в построении осложненноподчиненных предложениях английского языка.

    Темой нашего исследования является причастия настоящего и прошедшего времени в английском языке, участвующие в построении различных осложненноподчиненных предложений.

    Объектом нашего исследования является выявление роли и функций английских причастий в построении осложненноподчиненных предложений в английском языке.

    В традиционной практической грамматике английского языка не отражена подобная функция причастий, и предложение в которых они присутствуют, трактуют как простые предложения. Однако в свете новой теории об осложненных предложениях разработанной М.Я. Блохом, причастия никак не могут быть рассмотрены как простые члены предложения, так как они открывают дополнительную предикативную ситуацию совместно с главной предикативной линией.

    Актуальность темы исследования обусловлена общей актуальностью проблемы осложненных предложений как в английском, так и в русском языках. Эта проблема привлекает внимание многих грамматистов. Однако данный вопрос остается спорным среди лингвистов на данный момент.

    Целью данного исследования является выявление и иллюстрация роли причастия в построении осложненноподчиненного предложения в английском языке, а также определение возможных способов перевода ОПП, осложненных причастием на русский язык. Цель исследования требует решения следующих задач:

    1) сделать реферативный обзор теоретических работ, посвященных проблеме неличных форм глагола;

    2) сделать реферативный обзор теоретической литературы, посвященной осложненным предложениям в английском и русском языках;

    3) определить значимость причастий как одного из средств построения английского и русского предложения;

    4) методом сплошной выборки собрать фактический материал из произведений художественной литературы (английских и американских авторов), иллюстрирующий способы осложнения педложений с помощью причастий в английском языке;

    5) методом сплошной выборки собрать фактический материал из одного произведения англоязычного автора и перевода этого произведения на русский язык и проследить с помощью каких приемов и способов, переводчики передают ОПП с причастием I и II;

    Новизна исследованиязаключается в использовании классификации осложненных предложений, разработанной русским грамматистом М.Я. Блохом, а также в анализе способов перевода осложненноподчиненных предложений с английского языка на русский с целью выявления изоморфного и неизоморфного перевода.

    Методы исследования. В данной работе используются методы сплошной выборки фактического материала, трансформации, перевода и сопоставительного анализа способов перевода английских осложненноподчиненных предложений.

    Практическая ценность данной работы заключается в возможности использования результатов исследования в практике преподавания практической грамматики английского языка в высшей и средней школе.

    Структура ВКР. Первая глава посвящена обзору теоретического материала посвященного теории предложения в английском и русском языках в частности. Здесь же мы рассматриваем неличные формы глагола, в частности причастий настоящего и прошедшего времени и их семантических, морфологических и синтаксических признаков.

    Вторая глава представляет собой конкретное исследование собранного практического материала с точки зрения отнесенности английских предложений к осложненноподчиненным предложениям различного типа.

    Заключение содержит в себе основные выводы результата нашего исследования.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    1 Неличные формы глагола, их типы

    Одной из отличительных черт современного английского языка является система неличных форм глаголов. Их двойственная грамматическая природа, глагольная и именная, и их широкое использование в некоторых предикативных конструкциях были описаны в деталях многими грамматистами [Iofik 1981: 81]

    Уже сам термин «неличные формы глагола» говорит о том, что в состав глагола входят такие разновидности глагольных образований, которые выходят за рамки обычных глагольных категорий. Неличные формы глагола иногда называют «именными», «предикативными», и «нефинитными». Е. А. Корнеева, Н. А. Кобрина, К. А. Гузеева, М. И. Осовская считают, что эти термины менее удачны, чем термин «неличные», они утверждают, что определение «именной» противоречит понятию глагола, подчеркивая гибридность этих форм глагола, что не соответствует глагольной сущности этих форм в английском языке. Термин «непредикативные» подчеркивает несказуемый характер этих форм. Однако способность причастия и инфинитива выступать в сложных формах глагола, способность герундия и инфинитива быть частью сложного глагольного сказуемого и способность всех трех форм активно участвовать в выражении вторичной предикации делает этот термин неадекватным. Термин «нефинитный» калькирует английский термин «non-finite», не добавляя ничего к русскому «неличный». Корнеева, Кобрина, Гузеева, Осcовская говорят, что традиционный термин, «неличный», не покрывая всей сложности обозначаемого им явления, сигнализирует об одном существенном свойстве – отсутствии категории лица [Оссовская 1974: 137]. Л.С. Бархударов и Д.А. Штелинг не считают термин «непредикативный» неадекватным и неправильным и широко используют именно его.

    В английской терминологии также имеется несколько терминов для обозначения неличных форм глагола: «non-finite forms of the verb», «verbals», «verbids».

    Неличные формы представлены четырьмя разновидностями глагольных форм: инфинитивом, герундием, причастием I и причастием II. Но это деление является спорным вопросом среди ученых. Некоторые, учитывая омонимичность герундия и причастия I, объединяют их в единую форму (Крейзинга). К неличным формам глагола иногда причисляют и императив (Б Стренг) [Оссовская 1974: 135]. Также Г Н. Воронцова упоминает о появлении в современном английском языке так называемого «полугерундия», т.е. герундия с его значением глагольного существительного, но в типах словосочетаний, характерных для причастия. «Полугерундий» не является каким-то новым отглагольным образованием; это тот же герундий, но в особом употреблении. Следует отметить, что термин «half-gerund», употребляемый Cуитом и за ним некоторыми современными исследователями, не является общепринятым [Воронцова 1960: 43].Таким образом, всех ученых, занимающихся изучением данной проблемы, можно отнести в две разные группы. Одна группа считает, что существует три типа неличных форм глагола: Infinitive, Participle II и Ing-form [Ilyish 1965: 270; Gordon, Krylova 1980: 134]. Вторая группа ученых выделяет 4 типа неличных форм глагола: Infinitive, Gerund, Participle I и ParticipleII [Каушанская 1973: 156; Качалова 1957: 289; Бархударов1973: 211; Khaimovich, Rogovskaya 1967: 201].

    Рассмотрим каждую из этих форм подробно.

     

    1.1 Инфинитив

    Инфинитив – это неличная форма глагола, которая объединяет в себе признаки глагола и существительного [Блох 1983: 105].

    В современном английском языке инфинитив совпадает с основой глагола. Инфинитив может употребляться как с особым показателем to, так и без него: He came to see me. – I can see it.

    Двойственное глагольно-номинативное знание инфинитива выражено в полной мере в его самостоятельном (независимом) использовании.

    Сочетаемость инфинитива также отражает его двойственную семантическую природу, в соответствии с которой Блох выделяет глагольный тип и номинативный тип связей [Blokh 1983: 106]. В предложении инфинитив может быть подлежащим, именной частью составного сказуемого, дополнением, обстоятельством, определением и вводным словом. В современном английском языке инфинитив может использоваться независимо, в составе фразы или конструкции.

    Согласно формам и функциям, инфинитивные конструкции делятся на:

    a) the objective infinitive construction /complex object/

    b) the subjective infinitive construction /complex subject/

    c) for- to-infinitive construction [Zelenshikov 2003: 250].

     

    1.2 Герундий

    Герундий - своеобразная неличная форма в системе английского глагола. Она представляет собой соединение глагольных и субстантивных черт.

    Обладая парадигмой, содержащей глагольные черты, и способностью принимать дополнение первое (прямое), герундий занимает в предложении только субстантивные позиции. Эти противоречивые свойства расширяют возможности простого предложения: герундий часто является сокращенным способом выражения предикативных отношений, передаваемых в других языках придаточными предложениями [Иванова 1981: 85].

    Герундий имеет формы двух грамматических категорий глагола: залога и временной отнесенности. Видовые формы герундия существуют, но они окказиональны по своему употреблению.

    Категории наклонения у герундия нет, хотя в отдельных случаях в благоприятных синтаксических условиях он может приобрести контекстуальное значение сослагательного наклонения.

    Не обладая категорией лица, герундий обычно синтаксически соотносится с лицом через подлежащее или дополнение предложения или через препозитивно примыкающее к нему имя (местоимение).

    Категория временной отнесенности обнаруживается в оппозиции перфектной и неперфектной форм герундия [Оссовская 1974: 172].

    Неперфектная форма герундия значительно более употребительна, чем перфектная так как:

    a) герундий выражает процесс в наиболее общем виде.

    b) значение предшествования часто достаточно ясно выделяется лексическим значением стержневого глагола словосочетания: иногда оно выражено обстоятельством.

    Перфектная форма герундия выражает предшествование во времени. Она употребляется там, где контекст не выявляет указанного значения и, следовательно, возможно искажение смысла (a), а также там, где требуется подчеркнуть отдаленность действия во времени(b).

    a) Dinny disapproved of Morris having taken a job underground.

    b) Kit remembered having seen advertisements of such systems in one of the technical magazines.

    Герундий употребляется как зависимый компонент в следующих словосочетаниях: глагольных (began reading) ,адъективных (worth seeing),субстантивных (the idea of doing something). В предложении герундий может быть подлежащим, частью сказуемого, дополнением, обстоятельством и определением [Бархударов 1963: 224].

     

    1.3 Причастие

    В английском языке, как по форме, так и по значению выделяются два причастия: причастие I и причастие II ( Participle I и Participle II).

    М.Я.Блох называет причастие I и причастие II причастием настоящим и причастием прошедшим. Как и все вербалии причастие I и причастие II не обладают категорией времени. Термины «настоящее» и «прошедшее» не объясняют сущность названия, и используются в книгах в силу традиций [Blokh 1983: 111].

    Причастия - очень своеобразные и неоднородные глагольные формы. Причастие II, а также причастие I в функции определения имеют общее с прилагательным. Причастие II, как по значению, так и по грамматическим характеристикам вообще, отличается от всех других глагольных форм. Степень глагольности причастий может быть неоднородной. Глагольность их выражена с наибольшей ясностью, когда они являются зависимыми компонентами глагольных сочетаний, при выражении ими сопутствующего действия и в так называемой «абсолютной причастной конструкции»; но глагольное значение причастий может быть значительно ослаблено при употреблении их в качестве зависимого компонента субстантивных словосочетаний [Бархударов1963: 226].

     

    1.3.1 Причастие I как неличная форма глагола

    Причастие I – неличная глагольная форма, близкая по значению к прилагательному и наречию. Она передает признак предмета или действия, возникающий в силу производимого или произведенного действия [Иванова 1981: 83].

    Причастие I по своим глагольным свойствам и внешнему оформлению имеет много общего с герундием. Однако, причастие более глагольно, видимо, благодаря присущему ему значению процессуальности [Оссовская 1974: 189].

    Формы словоизменения причастия I полностью совпадают с формами герундия:

    Non- perfect

    Active

    Passive

    writing

    Being written

    Perfect

    Having written

    Having been written

     

    Это обстоятельство заставляет многих лингвистов считать их одной формой, различающейся только функционально. Такого взгляда, например, придерживаются Е. Крейзинга, В. Я. Плоткин, Я. С. Бархударов. Действительно, парадигматическое тождество этих вербалий даёт полное основание рассматривать их как единую форму. Б. А. Ильиш, считая этот вопрос трудноразрешимым, предполагал возможность обоих способов описания этих форм. А. И. Смирницкий и Б. Стренг различают герундий и причастие I [Иванова 1981: 83]. Г. И. Воронцова утверждает, что омонимия герундия и причастия привела к их частичному смешению. Крейзинга, возможно, в какой-то степени предвосхищает факты, вообще отказываясь различать в английском языке герундий и причастие; но основания для такого, может быть несколько поспешного вывода, ему все же дали, конечно, подлинные явления в изучавшихся им конструкциях [Воронцова 1960: 45].

    Причастие I занимает свое место в общей парадигме глагола, отличающееся от причастия II, т.к. причастие I обладает признаками и наречия, и прилагательного, причастие I не только двойственно, но и тройственно по его лексико-грамматическим признакам. Это выражено как в сочетаемости, так и в синтаксических функциях.

    Глагольный тип сочетаемости причастия I выражено в сочетаемости, во-первых, с существительными, выражающими объект действия; во-вторых, с существительными, выражающими субъект действия (в полупредикативных комплексах); в-третьих, с обстоятельствами; в-четвертых, с вспомогательными глаголами в аналитических формах глагола.

    ПричастиеI по значению неоднородно, причем различия в его значении связаны с различиями в его употреблении, оно может употребляться, в основном, в двух случаях:

    1.в качестве зависимого компонента словосочетания;

    2.вне словосочетания (в обособлении) [Бархударов 1963: 227]

    Причастие I обладает категорией временной отнесенности и категорией залога. Категория временной отнесенности причастия находит свое выражение в оппозиции форм перфекта и неперфекта. В отличие от личных форм глагола здесь эта категория как бы представлена в чистом виде, не переплетаясь с категорией времени. Перфектному причастию свойственно значение предшествования, неперфектному - одновременности. И в том, и в другом случае действие соотнесено со времени либо с другим действием, либо с общим временным планом, либо с моментом речи, иначе говоря, с тем, что А.И. Смирницкий называл «временной данностью». Само причастие кроме соотнесенности ничего не выражает.

    Категория залога у причастия I в большей степени, чем категория временной отнесенности, соответствует залогу у личного глагола. Развитие форм длительного вида втянуло причастие I в систему форм аналитического пассива – появились образования типа being taken, что в свою очередь способствовало расширению сферы употребления причастия I пассивного, которое противопоставляется причастию I активному по линии залоговой(taking – being taken) и причастию II по линии видовой (taken – being taken). Несомненно, в значении и употреблении формы being + причастие II сказывается сущность глагола to be как вспомогательного залога, участвующего в образовании длительного вида и страдательного залога [Оссовская 1974: 95].

     

    1.3.2 ПричастиеII – как неличная форма глагола

    Причастие II – самая древняя из неличных форм глагола. Глагольность отражена в его образовании, значении и дистрибуциях. В древнеанглийском языке причастие связано с глаголом и по системе рядов аблаута сильных глаголов и по суффиксации слабых. Специфика причастия II заключается в том, что оно находится на периферии глагольной системы, легко подвергается адъективации и одновременно служит материалом для образования других глагольных форм [Оссовская 1974: 204].

    Причастие II, в отличие от других глагольных форм, выражает не сам процесс как таковой, а следствие процесса – то состояние, качество или процесс, которые получились или получаются вследствие совершения этого процесса и которые приписываются предмету (или лицу) как его признак [Бархударов 1963: 229].

    Причастие II не имеет собственной парадигмы, оно имеет только одну форму, и эта форма, если она не входит в состав аналитической формы глагола перфекта или пассива, обладает, в основном, именными, а именно адъективными чертами. Причастие II употребляется атрибутивно в составе именного составного сказуемого, а также в составе обособленных конструкций [Иванова 1981: 82].

    В причастии II его глагольные значения залога, вида, временной отнесенности имеют потенциальный характер, то есть сами по себе не образуют в сочетании с формой причастияII грамматических категорий, но способствуют созданию этих категорий у других глагольных форм.

    Залоговое значение причастия II глаголов объектной направленности пассивно и сопоставлено с причастием в плане оппозиции asking-asked, taking-taken, sending-sent и т. д.

    Пассивность причастия всегда очень емкая и не всегда соответствует страдательному залогу как глагольной категории. Здесь можно отметить 3 оттенка значения:

    1.пассивность как обратная направленность действия;

    2.пассивность как состояние, возникшее в результате такого действия;

    3.пассивность как собственное состояние.

    Видовое значение причастия II иногда называют лексическим из-за зависимости этого значения от видового характера глаголов, заложенного в их лексическом значении, и от условий контекста.

    Видовое значение завершенности у причастия II послужило основой для создания перфекта в английском языке - формы, категориальное значение которой - выражение временной отнесенности. Тенденция к выражению временной отнесенности есть и у причастия II. Не обладая категорией времени, причастие II обозначает действие, соотнесенное во времени с другим действием. Однако эта соотнесенность во времени у причастия II представлена весьма расплывчато, прежде всего, потому, что, во-первых, в самом причастии предшествование действия сливается с одновременностью состояния и, во-вторых, не ясно само направление соотнесенности.

     

    1.3.3 Синтаксические функции причастия I и II.

    Причастие Iфункционирует в двух синтаксических позициях - атрибутивной и адвербиальной.

    Атрибутивное причастие действительного залога основного разряда может употребляться препозитивно, если оно не имеет зависящей от него группы (причастной конструкции). [Иванова 1981: 84].

    Однако в учебнике «Грамматика современного английского языка» под редакцией А.В.Зеленщикова, Е.С.Петровой указано, что не каждое причастие I может быть использовано препозитивно. Фактически, только те причастия, которые обозначают постоянные качества предмета могут быть в препозиции. Например, словосочетания «shocking woman» и «shocking words». Первое словосочетание можно использовать только в том случае, если женщина постоянно шокирует других людей, и это выражение не будет соответствовать действительности, если женщина говорит или делает, что-то шокирующее в какой-то определенный момент. Также нужно отметить, что причастие I в препозиции обычно используется с неопределенным артиклям. Например: A barking dog woke him up [Zelenshikov 2003: 273].

    Существует мнение, что причастиеI может полностью превращаться в прилагательное (a loving mother; it is surprising). Семантически, причастие в этих случаях действительно реализует свои адъективные черты; это не означает, однако, перехода в прилагательное. Раз существует однокоренной глагол (в данном случае – to love, to surprise), то анализируемая форма является причастием. Прилагательными являются формы на – ing, не произведенные от глагола: так, heartbreaking- прилагательное, а не причастие, так как нет глагола heartbreak [Иванова 1981: 84]. Некоторые ученые называют такие причастия как loving, surprising адъективированными причастиями или отглагольными прилагательными. Адъективированное причастие легко вступает в сочетание с наречиями степени, которые могут трактоваться и как аналитические показатели степеней сравнения. Например:…which (apologies) are so much more insulting than a slap in the face.[Оссовская 1974: 198].

    При наличии зависимой группы, причастная конструкция всегда стоит в постпозиции. Аналитические формы причастия всегда находятся в постпозиции, причем атрибутивная функция им мало свойственна; изредка в этой функции перфектная и пассивные формы встречаются в научной литературе. Причастие I может функционировать как обстоятельство. Все формы свободно употребляются в этой функции. Причастие может обозначать одновременность обозначаемого им действия с действием глагола- сказуемого:

    Roy was standing at his upright, reading a manuscript.

    Перфективная форма выражает предшествование.

    Еще одна синтаксическая функция причастия I – это способность занимать позицию именного члена составного сказуемого:

    The idea itself was disturbing.

    Причастие II употребляется атрибутивно и в составе именного состава сказуемого, а также в составе обособленных конструкций. В составе именного сказуемого причастие II может приближаться к компоненту страдательного залога: I am interested to hear what you think. Четкую грань можно провести только тогда, когда причастие II является однородным членом с другим предикативом - прилагательным или причастием I: reporting this for me, she was embarrassedand vulnerable as when she had confessed. В этом предложении возможна перестановка:as vulnerable and embarrassed. Это дает основание считать, что здесь составное сказуемое [Иванова 1961: 150].

    В атрибутивной функции причастие II, также как и причастие I, может быть использовано в препозиции и постпозиции. Основные причины, определяющее использования причастия II в препозиции и постпозиции те же, что и у причастия I. Однако причастие II имеет свои особенности. Следует отметить, что причастие II от непереходных глаголов редко используется в препозиции. Но есть несколько исключений. Во-первых, причастие II некоторых глаголов (accumulated, dated, escaped, faded, fallen, retired, vanished, wilted) могут предшествовать существительным: a fallen tree, a retired colonel. Во-вторых, причастие II может быть в препозиции, когда причастие II определено наречием: the newly-born baby, a married man [Zelenshikov 2003: 273].

     

    1.3.4 Причастные конструкции

    И причастие I, и причастие II могут употребляться самостоятельно(She went away crying.), в составе фразы (Do you know the man standing at the entrance?) или в предикативной конструкции (She found the box broken.)

    Причастие может образовать 3 типа предикативных конструкций:

    а) объектно-причастная конструкция(objective participial constriction), т.е. сложное дополнение (complex object). Причастие находится в предикатных отношениях с существительным или местоимением в функции дополнения, которые обозначают человека или вещь, которое производит действие, выраженное причастием.

    Ex: I heard them talking loudly.

    б) субъектно-причастная конструкция (the subjective participial construction), или сложное подлежащее (complex subject).Причастие находится в предикативных отношениях с подлежащими выраженными существительным или местоимением.

    She was seen running away.

    Номинативная часть конструкции выполняет функцию подлежащего, в то время как глагольная часть, выраженная причастием, выполняет функцию составляющего compound verbal predicate [Zelenshikov 2003,271].

    в) абсолютная номинативная конструкция(Nominative absolute construction)

    Причастие, как первое, так и второе, может быть вторым элементом особого комплекса - «абсолютной номинативной конструкции» (независимый причастный оборот).

    «Первый элемент» - существительное, субстантивное словосочетание, личное местоимение, (редко) местоимение it или this.

    «Второй элемент» - причастиеI (в любой из своих форм) одно или с зависимыми словами: причастие I в роли связки + предикатов; причастие II, одно или с зависимыми словами

    George yawning, the conversation dropped.

    В современном английском языке абсолютная номинативная причастная конструкция часто употребляется с предлогами with и without. Абсолютная номинативная конструкция, как правило, употребляется в обособлении, в функции обособленного обстоятельства или (редко) определения. Вторым элементом этой конструкции может быть не только причастие.

     

    1.4 Причастия и деепричастия в русском языке

    В английском языке существуют неличные формы глагола, а в русском языке атрибутивные формы глагола – это причастия и деепричастия. Атрибутивные формы глагола совмещают в себе значения двух частей речи: причастия – значение глагола и прилагательного (т.е. значения действия и собственно определительное), деепричастия – значения глагола и наречия (т.е. значения действия и обстоятельственно-определительное). Эти формы глагола объединены с его предикативными формами, во-первых, лексическим значением, во-вторых, несловоизменительными морфологическими значениями. Атрибутивные формы глагола вместе с его предикативными формами и инфинитивом образуют глагольную парадигму. Причастия и деепричастия, как и спрягаемые формы глагола, образуются от основы настоящего и прошедшего времени; у отдельных форм глаголов эти формы образуются от особых основ. Глагол может образовывать от одной до четырех форм причастий и одну или реже две формы деепричастий.

    Причастие – это атрибутивная форма глагола, в которой совмещаются значениея двух частей речи: глагола и прилагательного, т.е. значения действия и собственно определительное: горящий (костер). Причастия обладают неглагольным словоизменением: они образуют падежные формы по адъективному склонению, изменяются по родам и числам, а страдательные причастия образуют краткие формы. Причастия сохраняют видовое значение глагола и при помощи специальных суффиксов выражают значение времени- настоящего или прошедшего. Соответственно все причастия делятся на причастия настоящего и прошедшего времени.

    В зависимости от того, представлен ли причастием признак как активный, т.е. характеризующий по производимому действию или как пассивный, т.е. характеризующий по испытываемому действию, все причастия делятся на действительные и страдательные. Действительные и страдательные причастия иначе называются причастиями действительного и страдательного залога. Причастия действительного залога означают, что действие обращено на тот предмет, который назван определяемым именем – носителем глагольного признака: поваленные ветром деревья. Действительные причастия настоящего и прошедшего времени имеют только полные формы: играющий, игравший. Страдательные причастия настоящего и прошедшего времени кроме полных форм имеют краткие формы: любимый – любим. Краткие формы страдательных причастий употребляются в функции сказуемого или в составе обособленных оборотов [Русская грамматика 1982: 667].

    Деепричастие – это атрибутивная форма глагола, в которой совмещаются значения двух частей речи: глагола и наречия, т.е. значение действия и обстоятельственно-определительное:сидит, потупясь. Деепричастие функционирует как определение при всех предикативных формах глагола, при инфинитиве и (реже) при существительных и причастии.

    Деепричастие как форма глагола не обладает морфологически выраженным временным значением. В предложении деепричастие передает то или иное отношение обозначаемого им действия ко времени действия, обозначаемого глаголом-сказуемым. Деепричастия глаголов несовершенного вида обычно передают одновременность с таким действием:бежит, прихрамывая. Деепричастия глаголов несовершенного вида могут передавать разные временные отношения, в частности: 1) предшествования: остановившись, сказал; 2) одновременности состояния как результата предшествующего действия:сидит, нахмурившись; 3) следования: расстегнул сюртук, открыврубаху навыпуск.

    Обозначая действие как признак, свойство в его отвлечении от конкретной временной отнесенности, деепричастия могут приобретать наречные (адвербиальные) значения. Деепричастия не имеют форм словоизменения, они входят в морфологический разряд неизменяемых слов. Деепричастия образуются от основ настоящего или прошедшего времени с помощью специальных суффиксов и не имеют флексий [Русская грамматика 1982: 670].

    Таким образом, обобщив изученный материал по данной теме, мы можем сказать, что в русском языке существуют особые формы глагола – причастия и деепричастия, которые эквивалентны английским причастиям.

    1.5 Понятие сложного и осложненного предложений в английском языке

    В данном параграфе мы сделаем реферативный обзор работ, посвященных сложному и осложненному предложениям в английском языке. Однако прежде чем перейти к непосредственному рассмотрению предложений мы дадим определение предикативной линии.

    Основные предикативные значения типичного английского предложения выражены личным глаголом, непосредственно связанным с подлежащим предложения. Эта предикативная связь обычно называется «предикативной линией». В зависимости от сложности предикативности в предложении может быть одна или более предикативные линии; другими словами, предложения могут быть соответственно «монопредикативными» и «полипредикативными». Используя это определение, мы можем сказать, что в простом предложении выражена только одна предикативная линия.

    Bob has never left the stadium.

    В соответствии с определением, предложения с несколькими предикативными линиями, относящимися к одному и тому же подлежащему, не могут считаться простыми.

    I took the child in my arms and held him.

    Очевидно, что данное предложение, хотя и имеет всего одно подлежащее, выражает две разные предикативные линии, так как эти два предиката по-разному связаны с подлежащим. Содержание предложения отражает два связанных события, которые происходили последовательно: первое- «my takingthe child in my arms», вторая –«my holding him».

    По мнению М.Я. Блоха, предложение с одним глаголом-предикатом и более чем с одним подлежащим, относящимся к нему, если подлежащие образуют отдельные предикативные связи, не могут считаться простыми.[Blokh 1983: 168].

    The door was opened, and also the front window. [Blokh 1983: 168].

    Предикативность, по мнению Почепцова, является одним из важнейших признаков предложения. Язык отличается способностью к бесконечному разнообразию способов обозначения даже тождественных денотатов. С наибольшей наглядностью это проявление знаковой природы языка обнаруживается в средствах лексической номинации. Так, одно и то же лицо может быть названо, скажем, Peter, you, I, this, man и так далее. Список возможных лексических наименований лица, известного под именем Peter,бесконечен и всегда открыт, в том числе и для новых слов, которых сегодня еще нет.

    Это же свойство вариативности способов обозначения присуще и синтаксическим единицам. Правда, здесь инвентарь возможных способов обозначения денотата конечен и поэтому соотнесенность «денотат обозначения» носит более жесткий характер. Для обозначения ситуации – это предложения как самостоятельная единица или как часть сложного предложения, словосочетание и слово как компонент предложения. Наиболее существенное различие между ними – предикативность, наличествующая в предложении и отсутствующая в словосочетании и слове. [Иванова 1981: 165]

    Сложное предложение, в отличие от простого, состоит из одной или более предикативных линий. Будучи полипридикативной конструкцией, оно выражает сложную мысль, т. е. сложное предложение отражает две и более простые ситуации рассматриваемых как единое целое. Связи между событиями выражены связями между предикативными линиями. [Blokh1983: 288]

    Полипредикативность сложного предложения означает не просто представленность в нем многократных предикативных отношений. В предложении Hе waved his hand in the direction of the house and was silent предикативное отношение возникает дважды, в связи с waved his hand и т.д. и в связи was silent. Каждая из названных групп характеризуется предикативной связью с he, но сложного предложения здесь нет. Важно уточнить, что в сложном предложении – несколько предикативных центров, состоящих из сказуемого и подлежащего.

    Таким образом, Почепцов дает следующее определение сложному предложению: «Сложное предложение это семантическое единство двух или более синтаксических конструкций, каждая со своим предикативным центром, складывающееся на основе синтаксической связи и используемое в речевой коммуникации как единица однопорядковая с простым предложением» [Иванова 1981: 232].

    Бархударов и Штеллинг говорят о том, что, в отличие от простых предложений, сложные предложения всегда могут быть разложены на более простые единицы, которые, в свою очередь, являются предложениями. [Бархударов 1963: 390]

    Однако Почепцов считает, что тот факт, что составляющие сложного предложения рассматриваются тоже как предложения, является просто несовершенством терминологии. Он утверждает, что придаточное предложение – не предложение уже потому, что оно лишено коммуникативной значимости. Оно используется в процессе и в целях речевой коммуникации лишь в качестве составляющей большей синтаксической единицы - сложного предложения [Иванова 1981: 230]

    Согласно традиционной классификации сложные предложения разделяются на сложносочиненные и сложноподчиненные. Однако некоторые грамматисты выделяют также сочиненно-подчиненное предложение (compound-complex) и подчиненно-сочиненные предложения (complex-compound)

    Как пишут Гурочкина и Кругликова, кроме сложных предложений существует еще один тип предложений, это предложения, известные в традиционной грамматике как предложения со сложным дополнением, объектно-предикативным членом, объективным восполнением, нексусным дополнением, восполнением к глаголу - сказуемого, с атрибутивным модификатором к дополнению, предикативным адъюнктом.

    Проблемы с данными конструкциями не нашли вплоть до настоящего времени однозначного решения. Одни лингвисты рассматривают их как простые распространенные предложения, в составе которых наряду с главными членами имеется сложный второстепенный член - сложное дополнение (Бархударов, Смирницкий, Ярцева). Другие относят их к переходным структурам, занимающим промежуточное положение между простым и сложным предложением [Гурочкина 1988: 106]. Третьи выделяют эти предложения в отдельный тип, называя их осложненными или усложненными предложениями (Блох, Иванова, Бурлакова, Почепцов) Впервые такие переходные структуры как самостоятельный факт языковой синтаксической системы выделил в советской англистике Б. А. Ильиш. Он выделил 3 типа структур от простого предложения к сложному:

    1)предложения с однородными сказуемыми;

    2)предложения с зависимым приложением;

    3)предложения, содержащие вторично-предикативные структуры. [Ilyish 1971: 254; Гурочкина 1988: 107]

    М. Я. Блох рассматривает данные предложения более подробно и дает классификацию этих предложений. Он разделяет осложненные предложения на осложненносочиненные и осложненноподчиненные. Осложненноподчиненные (далее ОПП) делятся на ОПП с единой позицией подлежащего, ОПП с единой позицией дополнения, ОПП с адвербиальным осложнением, ОПП с атрибутивным осложнением ОПП с номинативно - фразовым осложнением.

    Наличие нескольких предикатных линий объединяет данные предложения со сложными. Однако отсутствие во второй части предложения личной формы глагола и, соответственно, собственных модальных характеристик и абсолютного временного плана отвечает основным признакам простого предложения.

    Таким образом, рассматриваемый тип предложений обладает двойственной природой и классифицируется как осложненный. Данные осложненные конструкции представляют собой особую подсистему в синтаксической системе английского языка, взаимно дополнял друг друга, причем их реализации не переходят в процессе коммуникации друг в друга и не заменяются друг другом, а находятся в отношении вариативности, взаимно дополняя друг друга [Гурочкина 1988: 109].

    М. Я. Блох выделяет две различные причины существования осложненных предложений в языке, каждая из которых является важной.Первая причина это тенденция речи к экономии. В результате этой тенденции развивался процесс сокращения, что привело к полусмешению(semi-blending) предложений. Вторая причина, в отличие от первой, состоит в том, что осложненное предложение выполняет исключительно свою семантическую функцию, отличную от функции сложного предложения. То есть, события, описываемые в осложненном предложении, связаны ближе друг с другом, чем события, описываемые в сложных предложениях [Blokh 1983: 171].

     

    1.6 Понятие простого, сложного и осложненного предложений в русском языке

    В предыдущих главах мы рассмотрели проблему классификации осложненных предложений в английском языке, а также проблему осложненного предложения в системе английского предложения. В данной главе мы представим реферативный обзор трудов русских грамматистов по вопросу классификации предложений в русском языке.

    В грамматике русского языка существует множество классификаций, которые строятся на основании учета разных признаков. Для решения проблемы нашей дипломной работы является важной только одна из этих классификаций, структурная классификация – это деление предложений на простые, сложные и осложненные.

    Традиционная грамматика делит все предложения на простые и сложные, в зависимости от количества предикативных единиц – одной или нескольких [Русская грамматика 1982, Валгина 1978].

    Итак, простое предложение имеет один организующий орган, его предикативный центр, и содержит в себе, таким образом, одну предикативную единицу [Валгина 1978: 83]. Простые предложения в свою очередь также имеют несколько классификаций в соответствии с различными структурными признаками: а) наличие одного или двух главных членов предложения; б) наличие или отсутствие второстепенных членов предложения; в) полнота выражения главных и второстепенных членов предложения и г) характер модальных отношений говорящего к высказываемой мысли [Руднев 1968: 26].

    Сложное же предложение состоит из объединенных по смыслу и грамматически двух или нескольких предикативных единиц. Каждая из частей сложного предложения имеет свои грамматические составы [Валгина 1978: 83]. Вообще, существует несколько определений сложных предложений, связанных между собой по смыслу, грамматически, интонационно составляющих одно целое высказывание. В зависимости от смысловых взаимоотношений, в которые вступают простые предложения в составе сложного, принято различать два типа синтаксической связи: сочинение и подчинение. Таким образом, сложные предложения делятся на сложносочиненные и сложноподчиненные.

    В данное время деление предложений только на простые и сложные является спорным вопросом, так как ряд лингвистов выделяют осложненные предложения, то есть предложения с различными осложняющими конструкциями: однородными членами предложения, обособленными обороты, вводными и вставными конструкциями, обращениями.

    1.6.1 Понятие осложненного предложения в русском языке

    В лингвистической литературе существует большое количество публикаций, посвященных анализу проблемы осложненного предложения, но до сих пор среди лингвистов нет четкой и единой позиции по этому вопросу.

    Строгого определения осложненного предложения в синтаксической теории не выработано, но существует традиция употребления соответствующего термина. Осложненными обычно называют предложения с однородными членами, предложения с обособленными оборотами, предложения с вводными и вставными конструкциями, а также предложения с обращениями. Наличие одной из этих синтаксических конструкций и делает предложение осложненным. На письме осложняющие члены предложения либо выделяются знаками препинания (обособленные члены предложения, вводный член предложения и обращение), либо разделяются знаками препинания (однородные члены предложения) [Руднев 1958:120].

    Наиболее значительный вклад в изучение осложненного предложения внесла А.Ф.Прияткина в своей работе «Синтаксис осложненного предложения» говорит о том, что осложненное предложение не является самостоятельной синтаксической единицей. По структуре оно представляет собой простое предложение, противопоставленное сложному как единица монопредикативная единице полипредикативной [Прияткина 1990: 6]. Такого же мнения придерживаются Руднев А.Г. и Скобликова Е.С., называя осложненное предложение осложненным простым предложением [Руднев 1958, Скобликова 1979]. Однако Прияткина обращает внимание на то, что осложненное предложение по ряду признаков в той или иной степени сближается со сложным предложением. Она пишет, что многие типы осложненных предложений характеризуются дополнительной предикативностью, связанной с определенными способами её синтаксического оформления. Тем не менее, осложненное предложение любой структуры имеет одно предикативное ядро и этим отличается от сложного предложения.

    Дополнительная предикативность – это синтаксическое значение, частично совпадающее с предикативным, но не образующее предложения. Дополнительная предикативность не самостоятельна в предложении: она обязательно предполагает основную («настоящую») предикативность и существует на её фоне. Основная и дополнительная предикативность существуют в границах предложения, и они так или иначе соотнесены. Таким образом, реализуются две возможности семантико-синтаксических отношений между ними: 1) несвязанная дополнительная предикативность, то есть основная и дополнительная предикативность сосуществуют в предложении относительно независимо друг от друга; 2)связанная предикативность, т.е. между основной и дополнительной предикативностью существуют семантико-синтаксические отношения [Прияткина 1990: 19].

    Сама дополнительная предикативность очень неоднородна с синтаксической точки зрения. Прежде всего, различаются 1) прямая и 2) косвенная дополнительная предикативность. Прямая дополнительная предикативность, в свою очередь, представлена двумя видами: а) полупредикативность и б) дополнительная глагольная предикативность. Косвенная также выступает в различных видах, в основном в двух: а) «свернутая» дополнительная предикативность и б) скрытая (отраженная) [Прияткина 1990: 21].

    Прияткина упоминает о значительной роли интонации в осложненном предложении. Она утверждает, что осложняющий компонент имеет интонационную характеристику: ему соответствует определенный тип интонационной конструкции. Но это признак мало существенный. Главным является положение компонента в общей интонационной структуре предложения. Оно характеризуется: выделенностью / невыделенностью в синтагму, наличием/отсутствием фразового ударения, некоторыми дополнительными признаками. Важны именно те признаки, которые служат выражению отношения осложняющего компонента к другим частям предложения. Интонация осложненного предложения. Интонация осложненного предложения определяется следующими факторами: 1) признаками конструкции, 2) признаками предложения, 3) признаками конкретного высказывания.

    Таким образом, обобщив весь изученный нами материал, мы выяснили, что в русской грамматике не существует четкого определения осложненному предложению, главной характеристикой осложненного предложения является дополнительная предикативность. Также значительную роль в организации осложненного предложения играет интонация.

     

    1.6.2 Конструкции, осложняющие предложение

    Осложняющая конструкция представляет собой такую синтаксическую организацию, формальный принцип которой может быть определен вне условий функционирования в составе предложения. Конструкция, осложняющая предложение, занимает, как правило, часть его грамматического состава, но может и совпадать с границами предложения. Основные конструкции, осложняющие предложение это: однородные члены, обособленные обороты, вводные и вставные конструкции и обращения. Хотя некоторые языковеды не относят ряд конструкций к явлениям, осложняющим элементарную схему предложения. Так, например, Скобликова и Руднев относят однородные члены предложения к конструкциям, которые осложняют предложения, в то время как А.Х. Востоков относит предложение с однородными членами к разряду сложных [Скобликова 1979, Руднев 1968]. Также существует мнение, что предложение с однородными членами предложения не является сложным, поскольку лишь количественно расширяет предложение, но не осложняет его [Прияткина 1990: 15].

    А.Г. Руднев относит обособленные члены предложения, вводные члены предложения, однородные члены предложения и обращения к явлениям, осложняющим простое предложение. Вставные конструкции он смешивает с вводными и поэтому отдельно, как самостоятельную синтаксическую категорию, их не рассматривает.

    По мнению А.Ф. Прияткиной, считать вводные слова одним из видов осложнения нет достаточных оснований. Такие слова нельзя включить в ряд осложняющих членов хотя бы потому, что они не являются членами предложения [Прияткина 1990: 8]. Е.С. Скобликова относит обособленные и однородные члены предложения к разряду осложняющих, а вводные, вставные конструкции и обращения рассматривает отдельно [Скобликова 1979: 236].

    Рассмотрим каждую из осложняющих конструкций.

    Однородные члены предложения – это совокупность членов предложения, представляющих собой перечень названий одноплановых в том или ином отношении предметов или явлений. Употребляются они, когда в предложении должны быть названы два или несколько субъектов или объектов одного или того же действия, два или несколько признаков одного и того же субъекта и т. д. Слова, входящие в такой перечень, выполняют одинаковые семантико-грамматические функции и составляют сочинительное сочетание [Скобликова 1979: 195].

    Между однородными членами предложения существуют различные смысловые отношения: 1) сочинительные, или соединительные отношения, отношения, которые обозначают одинаковое отношение определяющих членов предложения к определяемому члену предложения. 2)Присоединительные связи, которые обозначают присоединение к уже перечисленным предметам или их признакам еще одного предмета, действия, качества, свойства и тем самым усиливающие характеристику явления. 3)Разделительные отношения , которые показывают: а) определяющие члены предложения одинаково соподчинены определяемому члену предложения, но фактически может быть осуществлена одна из двух возможных связей, исключающая другую. б) определяющие члены предложения обозначают предметы, действия, качества-свойства, чередующиеся или сменяющие друг друга. в) определяющие члены предложения обозначают, нечеткие для говорящего явления, процессы, признаки, предметы. 4) Противительные отношения обозначают: а) либо разные по характеру явления, признаки, процессы, предметы; б) либо отрицание одного явления, процесса, признака, предмета и подтверждение другого. 5) Уступительные отношения, которые показывают, что однородные члены предложения по своему значению противоречат друг другу, несовместимы.

    Обособленные члены предложения. Обособлением называется интонационное выделение такого распространяющего члена, который по смыслу относится не только к тому члену предложения, от которого он зависит, но и еще к какому-нибудь другому его члену. В «Русской грамматике» упоминается, что разряд обособленных членов включает два различных по функции типа конструкций: полупредикативные и пояснительные обособленные обороты. Авторы делят полупредикативные обороты на деепричастные, причастные, субстантивные, адъективные [Русская грамматика 1982: 181].

    Е.С. Скобликова пишет об обособлении второстепенных членов предложения. Она говорит, что обособленными называются второстепенные члены предложения, которым свойственны полупредикативная функция или часто совмещающаяся с ней функция дополнительной характеристики. Она разделяет обособленные члены предложения на обособление определений, обособление приложений, обособление обстоятельств.

    Вводные слова, вводные предложения и вставные конструкции. Вводные слова и вводные предложения, так же как и вставные конструкции, относятся к таким компонентам предложения, которые не вступают в подчинительную и сочинительную связь с его членами.

    Вводные слова – это несколько функционально-семантических разрядов слов и словосочетаний, которые выражают модальную, логическую или эмоциональную оценку содержания предложения, а также выполняют контактоустанавливающую функции [Скобликова 1979: 224].

    А.И. Аникин выделяет среди вводных слов две основные группы: 1) вводные слова, выраженные модальными словами, 2) вводные слова, представленные другими частями речи. Деление основывается на степени отрыва слова «от системы форм и значений исходного слова» [Аникин 1958: 33].

    Р.А. Каримова, выделяя четыре основные группы вводных слов и словосочетаний по значению, особо отмечает вводные слова и словосочетания со значением степени достоверности высказывания. Особенность данной семантической группы вводных конструкций заключается в том, что составляющие ее вводные слова и сочетания слов принимают участие в выражении модальности сообщения. Модальные значения они выражают своим лексическим содержанием [Каримова 1965: 125].

    До недавнего времени отвергалась какая бы то ни было грамматическая связь между вводной конструкцией и предложением. Однако в исследованиях последних лет активно разрабатывается вопрос о наличии средств связи вводных структур с основным составом предложения.

    Так, А.Г. Руднев называет связь между вводным элементом и предложением соотносительной: «Между вводными словами и остальной частью предложения мы имеем специфический характер связи (отношения), которая по-своему специфически выражает взаимосвязь элементов в составе предложения, и которую мы предлагаем называть соотношением или соотносительной связью» [Руднев 1968: 123].

    Обращение – это особый член предложения, употребляемый в структуре предложения в форме именительного падежа существительного с целью выделить лицо, предмет или опердмеченное представление, к кому непосредственно обращена или в чей адрес направлена речь говорящего. Основная функция обращения – это привлечь внимание к обращению того лица, к кому непосредственно обращена речь говорящего. Вторая функция обращения – выделение лица, предмета или опредмеченное представление и тем самым уточнение, в адрес кого или чего направлена речь говорящего.

    Обращение принято относить к явлениям, осложняющим простое предложение. Это положение трактуют авторы ряда современных учебных и методических пособий для педагогических институтов: Бабайцева В.В., Максимов Л.Ю., Валгина Н.С. [Бабайцева 1981, Прияткина 1990].

    По мнению А.Ф. Прияткиной, «обращение в своей первичной функции (контактоустанавливающей) не может считаться членом предложения. Если же с помощью обращения дается характеристика предмета, указываются его признаки, то появляется значение, которое соответствует дополнительной предикации. Это предикативно – характеризующее значение и дает основание говорить об осложняющей роли обращения».

    Представленный в этой главе обзор работ, затрагивающих различные проблемы конструкций, осложняющих простое предложение, позволяет сделать вывод о том, что этот вопрос остается спорным на сегодняшний день среди русских лингвистов, данная проблема остается до конца не изученной и поэтому требует его пересмотра.

     

    1.6.3 Осложнение предложений причастиями и деепричастиями.

    Особый интерес для нашей дипломной работы представляют предложения, осложненные причастиями, причастными оборотами, деепричастиями и деепричастными оборотами. Как причастие, так и деепричастие являются полупредикативными членами предложения. Руднев и Скобликова относят причастия и деепричастия к обособленным определениям, обстоятельствам и приложениям [Руднев 1968; Скобликова 1979]. Однако Прияткина утверждает, что полупредикативный член предложения едва ли может быть назван обособленным определением. Она пишет, что традиция, согласно которой полупредикативный член называют определением или обособленным приложением, отражает определенный этап в изучении обособления как синтаксического явления, когда функцию обособления видели только в выделении, подчеркивании, усилении какого-нибудь члена предложения с целью придания ему большого смыслового веса.

    Деепричастие нередко называют обособленным обстоятельством. Действительно, отношение деепричастного оборота к основному предикату часто носит обстоятельственный характер, но функция дополнительной предикативности ставит его в особое положение в предложении. Поэтому такой деепричастный оборот называют второстепенным сказуемым.

    Вопрос о причастном обороте в теории о полипредикативности стоит особо. Обособление причастного оборота зависит от его места (постпозиции и препозиции) по отношению к подчиняющему существительному и от степени информативной нагруженности причастия. Постпозитивное причастие всегда обособляется, препозитивное причастие обособляется только при наличии у него полупредикативного значения [Русская грамматика, 1982]. Для причастного оборота положение после определяемого слова столь же обычна как препозиция для необособленного прилагательного. В этом дает себя знать своеобразие грамматической природы и глагольные признаки. В целом причастия, в особенности страдательные, ведут себя как прилагательные в позиции полупредикативного члена. Но в действительном причастии сильные глагольные свойства, что сказывается и на его синтаксических связях. Для действительных причастий постпозиция обособленность не играют существенной роли. Для причастий с зависимыми словами (причастный оборот) пре- или постпозиция не столь важны для установления их связи с предикатом. Пр-р: Он не без смущения завидел дымок, вьющейся из труб родной кровли, раннюю зелень берез и лип, осеняющих этот приют, и блеснувшую между деревьями и опять скрывшуюся за ними серебряную полосу Волги; Увидели сидящего человека в сапогах и в кепке; Занесенная уже до половины снегом машина сделалась бесформенной и нестрашной. Постпозиция и обособление подчеркивают, активизируют заключенный в глагольной словоформе предикативный признак. Последний пример показывает, ч то отсутствие обособления может препятствовать семантической связи оборота с предикатом.

    Постановка причастного оборота после определяемого слова наиболее удобна с точки зрения организации высказывания в условиях препозиции распространители причастия – а их бывает несколько – отдаляют причастие от определяемого. Ср.: учителя, давно работающие в сельской местности - давно работающие в сельской местности учителя. В первом варианте смысловые связи между словами осознаются легче; постпозиция больше соответствует глагольной (предикативной) семантической действительного причастия [Прияткина 1990: 36].

    Таким образом, рассмотрев работы нескольких русских грамматистов, мы пришли к выводу, что роль причастий в осложнении простого предложения в русском языке столь же значительна, как и в английском языке.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    2. Причастия как средства построения осложненноподчиненного предложения в английском языке.

    Согласно теории М.Я. Блоха, осложненноподчиненные предложения делятся на несколько подтипов. Это деление может зависеть от позиционного деления (position-sharing) или от процесса линейного расширения (linear expansion). Предложения основанные на позиционном делении, делятся на предложения с общим подлежащим и предложения с общим дополнением. Осложненноподчиненные предложения, базирующиеся на полупредикативном линейном расширении делятся на следующие типы:

    1) предложения с атрибутивным осложнением(attributive complication);

    2) адвербиальным осложнением (adverbial complication);

    3) предложения с номинативно - фразовым осложнением.

    Каждый подтип соотносится с каким-то определенным сложноподчиненным предложением, т.е. является его явным структурным прототипом.

    Таким образом, мы можем свести в таблицу классификацию ОПП:Подпись: ОПП с общим подлежащимПодпись: ОПП с общим дополнениемПодпись: ОПП с атрибутивным осложнениемПодпись: ОПП с адвербиальным осложнениемПодпись: ОПП с номинативно-фразовым осложнением

    2.1. ОПП, построенные по принципу деления общего подлежащего.

    ОПП с общим подлежащим построено при помощи двух основных предложений с одним общим подлежащим.

    The man stood + the man was silent àthe man stood silent.

    С точки зрения синтагматики, сказуемое в этом предложении формирует структуру «двойного сказуемого»(double predicate), т.к. оно сразу выполняет 2 важные функции: во-первых, функцию глагольного типа (глагольный компонент сказуемого); во-вторых, функцию связочного глагола (сочетание глагола с номинативным компонентом). Парадигматический анализ показывает, что глагол в составе двойного сказуемого, будучи внешне похожим на смысловой связующий глагол, на самом деле является полу-связующим (quasi-link).

    В позиции предикатива в конструкции различные категориальные классы слов используются в соответствующем специфическом значении: существительных, прилагательных, причастий I и II.

    Sam returned from the polar expedition a grown up man. We stared at the picture bewildered.

    Рассматривая семантическое значение данных конструкций, можно сказать, что они выражают одновременные действия и признаки, выражаемые именным сказуемым. В это же время данная конструкция дает информативное преимущество не доминанту, а усложнителю и соответственно в сложноподчиненном предложении усложняющие действие будет главным предложением постпозиции.

    The moon rose red àas the moon rose it was red.

    Теперь рассмотрим интересующую нас тему: «причастие как один из способов осложнения английского предложения». Мы разберем несколько примеров и увидим, действительно ли причастия I и II могут образовать ОПП с общим подлежащим.

    Winston stood watching during the dance. [Антрушина 1979: 72]

    Проверим, действительно ли данное предложение является осложненноподчиненным предложением. Разобьем данное предложение на 2 самостоятельных.

    Winston stood + Winston was watching during the dance.

    Итак, мы видим, что данное ОПП имеет 2 предикативные линии и может быть разложено на 2 самостоятельных предложения. Сейчас образуем из данного ОПП с общим подлежащим, сложноподчиненное предложение.

    As Winston stood, he watched during the dance. Таким образом, мы видим, что рассмотренное выше предложение действительно является осложненно-подчиненным и скачать dle 10.6фильмы бесплатно